Четверг, 18 Янв. 2018
 
 

 

<object data="http://radio-blagoveshchenie.ru/stream/uppod.swf" height="60" id="audioplayer1914" type="application/x-shockwave-flash" width="180"> <param name="allowScriptAccess" value="always"/> <param name="wmode" value="transparent" /> <param name="movie" value="http://radio-blagoveshchenie.ru/stream/uppod.swf"/> <param name="flashvars" value="comment=%3Ca%20rel=%22nofollow%22%20target=%22_blank%22%20href=%22http://radio-blagoveshchenie.ru%22%3E%D0%A0%D0%90%D0%94%D0%98%D0%9E%20%D0%91%D0%9B%D0%90%D0%93%D0%9E%D0%92%D0%95%D0%A9%D0%95%D0%9D%D0%98%D0%95%3C/a%3E&st=http://radio-blagoveshchenie.ru/stream/audio69-1361.txt&file=http://radio-blagoveshchenie.ru:10000/stream" /> </object>

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК. Литературно-художественный журнал

Книги наших авторов

Конкурсы

Душа в заветной лире

Главная \ Слово Отчее. Выпуск № 1 Январь 2010 \ Светлана Замлелова \ Светлана Замлелова. ИЗ ШАРЛЯ ЛЕКОНТА ДЕ ЛИЛЛЯ (1818 – 1894)
Светлана Замлелова. ИЗ ШАРЛЯ ЛЕКОНТА ДЕ ЛИЛЛЯ (1818 – 1894)
Оценка пользователей: / 3
ПлохоОтлично 

ИЗ ШАРЛЯ ЛЕКОНТА ДЕ ЛИЛЛЯ (1818 – 1894)

 

КОРОНОВАНИЕ ПАРИЖА

 

Ночь сто вторая тягостной осады,

Ночь из ночей великой той зимы,

Парижа стены в пене снегопада,

Бушующего, словно буруны.

 

И мачтами зловещими невольно,

Что в бурю растеряли паруса,

Казались чёрные, худые колокольни,

Кресты воздевшие в пустые небеса.

 

Хоромы древние похожи на гробницы,

Леса, деревни, замки и сады –

Под ливнем бомб им суждено дымиться,

Войны вкушая горькие плоды.

 

В окопе тесном, где промёрзли стены,

Седая изморозь, придя на смерти зов,

Узором кроет лбы, негнущиеся члены –

Плоть стылую кровавых мертвецов.

 

Снаряды варваров пробили эти груди

И разорвали храбрые сердца.

Хоть до сих пор штыки им руки нудят,

Они завидного сподобились конца.

 

А ветер, пролетевший над равниной,

Принёс проклятья. С ненавистью он

Ревёт и воет. Яростью гонимый,

Ворваться хочет в мрачный бастион.

 

И пушки неуклюжие бичует,

Что на лафетах бодрствуют всегда.

И в жерла их разверстые он плюет.

Но неподвижна пушек череда.

 

И с грохотом он катится по крышам

Унылых и пустующих домов,

Откуда плач сиротский ясно слышим,

Слышны стенанья неутешных вдов.

 

Где на груди у матери голодной

Младенец замерзает. И в тоске

Над ним отец склонился, безысходно

Оружие сжимающий в руке.

 

 

МЕДВЕЖЬИ СЛЁЗЫ

 

Великий Хрофт сошёл с высот Вальхаллы.

Меж тем, как слушал он ворчанье моря вод,

Медведя рёв, берёзы плач усталый,

Пылали волосы на нём во мгле болот.

 

Спросил бессмертный Скальд: – Скажите смело,

Печаль и ропот пробудило колдовство?

А ты, медведь, покрытый шкурой белой,

С утра до вечера пеняешь на кого?

 

– Великий Хрофт! – промолвила берёза.

И содрогнулась листьев бледных череда.

– У девы не видала счастья слёзы

Под взглядом глаз влюблённых. Никогда!

 

– Великий Хрофт, – пророкотало море, –

Не знает ласки лета грудь моя.

Хоть солнцу радуюсь, мой голос гневу вторит,

И песен радостных петь не умею я.

 

– Великий Хрофт! – взревел медведь, щетинясь.

Быть хищником я должен почему?

Страшась, сажают хищника на привязь,

Быть безмятежным не дозволено ему.

 

И арфу взял бессмертный Скальд, и звук напева

Зимы печать девятую сорвал.

В лучах зари исчезли слёзы древа,

Многоголосый смех над морем вспенил вал.

 

Встал на дыбы медведь неустрашимый.

Исполнен нежности, он плач сдержать не смог.

Из сердца возлюбившего лился неудержимо

На шкуру белую кровавых слёз поток.

 

 

ПОСЛЕДНЕЕ ВОСПОМИНАНИЕ

 

Я жил и вот я мёртв. Глаза раскрыв, тону,

Не видит ничего навек потухший зрак.

Тяжёл и недвижим, всё ближе я ко дну.

 

И омут, подхватив, влечёт меня. И так

Холодных струй поток безжалостно пронёс

Сквозь страх и пустоту, безмолвие и мрак.

 

Всё кончено! Но я во власти странных грёз:

Ах, жизнь, чем ты была? – Бесплодною зимой?

Любовью? Светом звёзд? – Мучительный вопрос!

 

Неумолимый тлен – удел бесславный мой.

И вот уж различим забвенья грозный лик.

О, если бы я спал и видел сон хмельной!

 

Но рана страшная, зловещий этот крик?!.

Быть может, в прошлом я всё пережить сумел?..

О ночь Небытия!.. Я истину постиг:

 

Разбил мне сердце тот, кто сердца не имел.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить